Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

СтопСпирт: якуты борются за трезвость

, 30 апреля 2017
2 414

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

Алкоголь – это наркотик, сильный яд, который очень быстро превращает человека в животное. Теряется здоровье, разум и даже человеческий облик. У алкоголиков падает рождаемость – природа не хочет воспроизводить больных и уродов...

 

СтопСпирт: как якуты борются за трезвость с природой и Прокуратурой

Автор – Сергей Лютых

Активное распространение «сухого закона» в якутских сёлах привлекло внимание всей страны. К концу прошлого года алкоголь официально перестали продавать уже примерно в трети сельских поселений. Теперь решается вопрос о запрете реализации спиртного в районных центрах. Борьбу с алкоголизмом в суровом крае считают борьбой за выживание. Подробности – в материале РИА Новости.

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

Государство старается, чтобы мы долго не жили, и продаёт нам отраву в очень красивых и дорогих упаковках…

 

«Это искренне, без какого-то формализма»

В декабре прошлого года количество населённых пунктов в Якутии, где полностью запретили розничную продажу алкоголя, достигло психологической отметки – 100. По состоянию на 1 марта 2017-го число таких поселений достигло цифры 124 (из 365).

«Мы не беспокоимся о том, что слишком много пьёт население, – рассказала РИА Новости вице-спикер Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Якутии Ольга Балабкина. – Нас интересует воспитание нового здорового поколения, сохранение нации».

И действительно, по данным наркологической службы, доля алкоголиков среди населения идёт на убыль ещё с 2012 года. (В 2015-м было 164 человека на 100 тысяч).

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

 

На заседании комитета по госстроительству и законодательству, 19 апреля, депутаты рассматривали первые практические результаты введения на части территории региона полного запрета на продажу алкоголя. «Глава республиканского МВД обратил внимание на то, что, действительно, снижение уровня преступности и потребления спиртного в таких населённых пунктах есть, но необходимо совместными усилиями бороться с нелегальной продажей алкоголя и потреблением суррогата», – отмечает Балабкина.

Ограничения вводились в сёлах решениями местных советов депутатов, которые затем утверждались в республиканском Ил Тумэн. «С какими эмоциями выступали руководители поселений, говоря о необходимости «сухого закона»! Это искренне, без какого-то формализма», – продолжает депутат.

Балабкина, однако, уверена, что «каждый населённый пункт отличается от другого» и ровнять всех под одну линейку не стоит. В Намском улусе (районе) к осени прошлого года дело оставалось за центральным посёлком Намцы. «Перед нами стоял вопрос: могут ли депутаты принять такое решение самостоятельно, – говорит Ольга Балабкина. – Ведь это добровольное самоограничение прав, когда жители должны договариваться друг с другом: кто-то меньше употреблять, а кто-то – не торговать».

Депутаты Намского улусного совета, которые обратились в Ил Тумэн с просьбой одобрить запрет на продажу алкоголя в Намцах, подкрепили своё предложение подписями 1900 жителей. Но в республиканском парламенте торопиться не стали, учитывая также тот момент, что запрет на реализацию спиртного влечёт заметное снижение налоговых сборов и затрагивает, в случае с райцентрами, интересы большого числа людей.

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

 

«В ноябре 2016 года мы с председателем комитета Ил Тумэн по вопросам местного самоуправления Василием Местниковым съездили в Намцы, переговорили с депутатами, встретились с населением – вроде всё нормально, все дружно выступают за запрет. Однако позже на нас вышла другая инициативная группа из Намского улуса с прямо противоположной инициативой – не принимать данный закон. Инициатива была подкреплена 1200 подписями местных жителей, – рассказал депутат Ил Тумэн Виктор Фёдоров порталу «Якутия.Инфо». – Мы почувствовали, что на самом деле эта ситуация ведёт к расколу в районе».

Теперь, по словам Балабкиной, депутаты обдумывают, каким именно должен быть механизм введения ограничительных мер в крупных поселениях. «Мы вышли вместе с депутатом Ил Тумэн Виктором Фёдоровым с инициативой о том, что, если это касается районных центров, должен быть некий опрос населения», – подытожила она.

Природа и Прокуратура

«Генетически мы не адаптированы к алкоголю. Эвенки, эвены – если они две рюмки выпьют, то у них возникает зависимость, столь же сильная, как наркотическая. Излечиться крайне сложно, чаще всего люди попросту спиваются. Это вроде бы азбучная истина, но наше федеральное правительство её в расчёт не принимает и отдельных правовых норм в этой связи для коренных якутов не предлагает, – рассказал РИА Новости руководитель Совета муниципальных образований Якутии Максим Местников. – Нам самим приходится бороться за запрет на продажу спиртного. И наши республиканские власти такую политику пытаются проводить в жизнь, но им мешают».

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

 

Борьбе якутов с зелёным змеем препятствуют, по его словам, не только особенности организма, но и позиция органов Прокуратуры, которые тщательно следят за соблюдением в регионе федерального законодательства. А в Москве сейчас, напротив, обсуждают либерализацию алкогольного регулирования. Минпромторг, в частности, предлагает официально разрешить интернет-торговлю спиртным, пересмотреть ограничения по минимальному расстоянию точек с алкоголем от школ (сейчас – 100 метров), убрать требования к наличию у лицензиатов стационарного павильона площадью не менее 50 квадратных метров, пишет «Коммерсантъ». А ещё министерство хочет снизить минимальную цену за бутылку крепкого алкоголя с двухсот с лишним до 110-130 рублей.

Есть и другой путь: в Чечне, где спиртного сегодня нигде не купишь, не стали мучиться с юридическими тонкостями. Там продавцы сами добровольно отказались от своих лицензий. Но в Якутии такой солидарности нет.

«Решение о введении сухого закона принимаются народными сходами. В маленьких поселениях их организовать и провести легче, да и люди настроены более единодушно. А в больших посёлках всё иначе: выпивающие граждане и те, кто продаёт им алкоголь, за сухой закон голосовать, естественно, не идут. А для того, чтобы сход принёс результат, нужно, чтобы озвученные на нём предложения поддержали 50% населения плюс один человек», – говорит Местников.

В Якутии алкоголики – это, как правило, безработные люди, коих в республике, по словам эксперта, очень много. «Что говорить, если основными кормильцами и инвесторами в посёлках являются пенсионеры», – сетует собеседник РИА Новости.

Местников твёрдо стоит на своём: даже такие меры, как ограничение по времени продажи спиртного с 14 до 20 часов, дают позитивный результат. Ещё более заметен он там, где продавать запретили полностью.

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

Из Магадана… с бутылками

В «Национальном рейтинге трезвости – 2016», подготовленном экспертами Общественной палаты, Якутия занимает 34 место из 85. Соседние регионы – Чукотка, Магаданская и Амурская области – последние строчки в этом списке. Казалось бы, ситуация вполне благоприятная, но, как говорят эксперты, только «на бумаге».

«Тот же Намский район – это 24 посёлка и всего 3 участковых полицейских. А расстояние между посёлками в среднем 80 километров. То есть, там, по сути, отсутствуют правоохранительные органы, и оттого любые запреты там нарушать нетрудно, – говорит Максим Местников. – Массовая безработица вынуждает жителей сотрудничать с криминальными структурами, которые после введения «сухого закона» в сёлах, стали заниматься бутлегерством и продажей суррогата».

Во вторник, 18 апреля, сообщалось об изъятии свыше 36 тысяч литров контрафактного алкоголя у 50-летнего якутского предпринимателя из посёлка Батагай, где проживает всего три с половиной тысячи человек. Задержанный ранее уже был судим за аналогичное занятие и вёл бизнес «на широкую ногу» – силовики изъяли у него 75 тысяч бутылок водки.

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

 

Глава магаданского землячества в Москве «Северное притяжение» Степан Азнаурьян рассказал РИА Новости, что половина транзита алкоголя через Магаданский морской порт идёт в Якутию. При этом формально закупки производятся в Магаданской области (из-за чего Колыма и попала в конец «рейтинга трезвости»).

По словам Местникова, в Якутии очень туго с Интернетом – возможно, это и приводит к тому, что оптовые закупки алкоголя, для которых требуется доступ в систему ЕГАИС, производятся в соседнем регионе.

«Раньше дорога из Магадана в Якутск занимала месяц. Возить что-то оттуда было по определению невыгодно. А сейчас по новой дороге путь занимает всего три дня. При этом ликвидированы все посты ГАИ. Запрещена остановка любой машины, поэтому всё, что хочешь ввозится», – отмечает Местников.

Царский путь

Система запретов всегда даёт какой-то позитивный результат. Об этом рассказал РИА Новости психиатр и нарколог из Санкт-Петербурга, доктор медицинских наук, протоиерей Григорий Григорьев. «Первое правило борьбы с грехом или искушением – убрать с глаз его источники», – отмечает эксперт. По его мнению, современным реформаторам следует глубже изучить опыт дореволюционной России.

«В 1914 году был принят сухой закон, и через год была работа профессора Введенского, в которой он разобрал, как изменилась жизнь в стране. Там все показатели, которые можно представить, пошли вверх: рост производства, снижение преступности, – говорит Григорьев. – В Петербурге в 1914-м строилось четыре тюрьмы, а в следующем только одна осталась. Все остальные переделали под иные нужды».

При этом есть одно «но»: к сухому закон общество долгое время готовилось, отмечает эксперт. «Общества трезвости стали возникать в России с середины XIX века. Затем, в 1885-м году царь принимает указ: если в каком-то населённом пункте половина населения плюс один человек вступили в общество трезвости, то администрация обязана на территории города или поселения закрыть все питейные заведения».

Алкоголь – это оружие массового уничтожения людей

 

А ещё, по словам Григорьева, юридическому запрету предшествовала просветительская деятельность: с начала XX века в ВУЗах, гимназиях, церковно-приходских школах велось преподавание науки о трезвости.

«Я читал учебник 1913 года профессора Мендельсона. Там были отдельные уроки, посвящённые пиву, водке, вину, – рассказывает Григорьев. – Была даже математика, построенная на примерах алкогольной тематики. Например, доходы от сельского хозяйства столько-то, а потери от алкоголизма столько-то. К 1914-му сами по себе были закрыты многие питейные заведения, народ уже протрезвел и подготовился к принятию сухого закона, который затем продержался до 1925 года. Но ещё к 1940 году на душу населения в год у нас приходился примерно 1 литр чистого спирта (на конец 2016-го – 10 литров)».

Как и сегодня, в XIX веке, по словам Григорьева, далеко не всем государственным органам были по душе инициативы о трезвости. Через десять лет после появления православных обществ трезвости Министерство по налогам и сборам направило в Священный синод письмо: «Прекратите практику зароков и обетов, потому что казна начала терять».

Источник

 

 

Зарубки на память

 

 

Владимир Жданов «Что скрывают от народа?»

 

 

Пьяная Якутия

 

 

Алкоголизм в России. Статистика. Проект Общее дело

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся…

 

Поделиться: