Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Наука, лженаука и практика жизни

, 11 февраля 2015
8 234
Дело распространения лженауки уже давно зашло достаточно далеко. И к делу генерации и распространения лженауки в обществе во многом причастны сама Академия Наук – многие «выдающиеся» и титулованные деятели науки персонально...

 

Наука, лженаука и практика жизни

В день российской науки, который празднуется 8 февраля и приурочен к дате основания Российской Академии Наук, учреждённой по повелению Петра I указом правительствующего Сената от 28 января (8 февраля по новому стилю) 1724 года, мы коснёмся одного из основных вопросов для существования сегодняшней науки и, что особенно важно, – её развития. Это вопрос о соотношении в жизни науки и лженауки.

Борьба с лженаукой – вопрос «тонкий»…

«Тонкость» вопроса о лженауке разъясняет прижившаяся в научных кругах ещё с конца 1950‑х гг. поговорка: «Учёным можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан…» Эта поговорка характеризует изрядную долю защищаемых диссертаций на соискание учёных степеней. Это касается как кандидатов, так докторов тех или иных наук. Её дополняет ещё одна шутка самих же «учёных»: «Диссертация – пространное заявление о повышении зарплаты».

Напомним, что простой инженер в НИИ или КБ в СССР в 1970‑е гг. имел оклад 120-140 рублей, в то время как выпускник профтехучилища зарабатывал не менее 250, а цветной телевизор (УЛПЦТ‑61) с размером экрана 61 см по диагонали стоил 675 рублей. Т.е. более или менее экономически обеспеченная жизнь семьи инженера НИИ или КБ, а также простого учёного в СССР начиналась только после защиты им диссертации.

Наука, лженаука и практика жизни
Такой профессиональный «фольклор» говорит о том, что дело распространения лженауки в обществе уже давно зашло достаточно далеко. И к делу генерации и распространения лженауки в обществе во многом причастны сама Академия Наук (т.е. многие «выдающиеся» деятели науки и техники персонально); многие учёные советы по присуждению степеней в ВУЗах, позволяющие защищаться карьеристам; НИИ и КБ, и надзорный над всеми ними орган – ВАК (т.е. члены экспертных советов ВАК персонально). И проблема реформирования РАН зреет уже очень давно, о чём есть статья «Реформа Российской академии наук давно назрела».

Соответственно вопрос о лженауке в самой же Академии Наук перестанет быть «тонким», а становится вполне определённым, если выявить принципиальное различие между наукой и лженаукой. После этого можно посмотреть на развитие как науки, так и лженауки, как социальных явлений в жизни общества.

Критерий истинности

Объективная истина, как составляющая объективной реальности, существует, что бы об этом ни говорили анархиствующие философы-постмодернисты и прочие к ним примкнувшие. Но наряду с объективной истиной существует субъективизм людей, как персональный, так и корпоративный, т.е. присущий группе людей, объединённых теми или иными стереотипами. Вследствие этого, мнения людей об объективной реальности и процессах в ней в большей или меньшей мере по разным причинам отдаляются от объективной истины или просто затмевают её. Так это происходит в психике разнородных агностиков и солипсистов.

Наука, лженаука и практика жизни

Уклонение от истины могут иметь место как в самом принципе, когда мнение о том или ином явлении просто вздорно, так и в прикладных задачах, когда в одних конкретных обстоятельствах (условиях) мнение адекватно объективной истине, а в других обстоятельствах – перестаёт быть адекватным.

Рассмотрим в качестве примера – второе начало термодинамики.

В 1866 г. Дж.К. Максвелл рассматривал температурное равновесие вертикального столба газа в гравитационном поле в стационарном состоянии (предполагается, что газ в столбе не перемешивается по высоте столба). Дж.К. Максвелл пришёл к выводу, что для соответствия второму началу термодинамики, необходимо, чтобы в стационарном состоянии в гравитационном поле температура в столбе газа не зависела от высоты, т.е. вертикальный температурный градиент (измене­ние температуры с высотой) любого вещества должен быть в стацио­нар­ном состоянии в гравитационном поле равен нулю, иначе второе начало термодинамики будет нарушено.

С 1897 по 1914 г. К.Э. Циолковский также рассматривал газ в стационарном состоянии в гравитационном поле. При этом он теоре­тически показал, что гравитационное поле порождает в газовом столбе, находящемся в стационарном состоянии, вертикальный температурный градиент – различие температур на разных высотах. Этому теоретически корректно полученному результату противоречит «второе начало термодинамики».

Наука, лженаука и практика жизни

Экспериментальные исследования атмосфер Земли и Венеры показали наличие в атмосфере каждой из планет температурного градиента по высоте, значения коего хорошо согласуются с теоретическими моделями. То есть реальные наблюдения атмосфер Земли и Венеры опровергают мнение нобелевского лауреата академика Л.Д. Лан­дау и ему подобные мнения о согласии второго начала термодинамики с фактологией реальных наблюдений и подтверждают теоретические выводы Д.К. Максвелла и К.Э. Циолков­ского. Учебники же физики на протяжении столетия дурят школьникам нескольких поколений головы, навязывая в качестве абсолютной универсальной истины «второе начало термодинамики».

То есть Второе начало термодинамики – не общевселенский фундаментальный принцип, а ограниченный частный физический закон, применимый исключительно в случаях, когда в пределах локализации рассматриваемого объекта силовым воздействием общеприродных, известных и неизвестных нам полей можно пренебречь.

Кроме того, К.Э. Циолковский показал, что в гравитационном поле принципиально возможно построение монотемпературного двигателя: энергоустановки типа «вечный двигатель второго рода» с теоретическим КПД цикла преобразования «теплота – (механическая) работа», равным единице. Более подробно об этом можно посмотреть:

Г. Опарин. «К.Э. Циолковский о втором начале термодинамики» в журнале «Русская мысль», изд. «Общественная польза», г. Реутов, 1991.

Maxwell J. C. Philosophical Transaction of the Royal Society of London. London, Vol. 157, 1867, pp. 49 – 88.

К. Циолковский. «Продолжительность лучеиспускания Сол­н­ца». «Научное обозрение», № 7, 1897, стр. 46 – 61.

К.Э. Циолковский. «Второе начало термодинамики». Калуга, 1914.

Тем не менее, с того времени, как Второе начало термодинамики впервые было сформулировано (Р. Клаузиус, 1850 г.), чуть ли не до середины ХХ века «наука» пугала обывателя «теорией» «тепловой смерти вселенной» – энтропия нарастает необратимо, температура выравнивается, всё умирает, поскольку энергии во Вселенной хоть и полно, но она неподвижна. С середины ХХ века это пугало сменили другие: чёрные дыры и т.п.

Наука, лженаука и практика жизни

А до авторов одного из наиболее авторитетных в СССР учебников физики (Л.Д. Ландау и Е.М. Лившица) сведения о мнении Дж.К. Максвелла и К.Э. Циолковского о Втором начале термодинамике похоже не дошли. А сами они о его ограниченной применимости не догадались?

В технологичес­ких приложениях выявленная Дж.К. Макс­вел­лом и К.Э. Циолковским ограниченность правомочности применения Второго начала означает, что устройство, именуемое «вечный двигатель второго рода», некоторым образом технически возможно, – вопреки обывательскому мнению и акаде­ми­ческому запрету на рассмотрение проектов такого рода энергоустановок; КПД энергоустано­вок может быть равен едини­це и т.п.

Однако, на протяжении более 100 лет смотреть, что делается за преградой Второго начала тер­модинамики, было запрещено всеми средствами цивилизации: от двойки в школе, до репрессий со стороны академий наук и психиатрической борьбы с изобретателями вечных двигателей.

Поэтому в науке объективны только результаты наблюдений и экспериментов, причём настолько, насколько сам наблюдатель или экспериментатор не вносит искажений в течение процесса, за которым наблюдает или эксперимента, который проводит. Всё остальное в науке – исключительно субъективные интерпретации наблюдений над естественным течением процессов и над проводимыми экспериментами.

Эти субъективные мнения могут оцениваться:

– как объективно научные, если на их основе можно вырабатывать решения с предсказуемыми последствиями и проводить эти решения в жизнь, получая на выходе обещанный теориями результат;

– и как объективно лженаучные, если на их основе необходимые в жизни решения либо невозможно выработать, либо осуществление выработанных решений приводит к последствиям, непредсказуемым или прямо противоположным ожидаемым.

Это разграничение результатов действий на основе науки и лженауки выражается в чеканной формуле: «практика – критерий истины».

Граница между наукой и лженаукой

И практика является критерием истины, не знающим исключений, для всех научных дисциплин от естествознания через гуманитарные дисциплины до богословия включительно (в последовательности, понятной атеистам) и от богословия через гуманитарные дисциплины до естествознания и его приложений (в последовательности, понятной для людей религиозных). Собственно говоря, это разграничение результатов практической деятельности на основе субъективных мнений и поведения на их базе и разделяет объективно науку и лженауку.

Но, сделав этот вывод, надо вспомнить о субъективизме. Он может быть сколь угодно ошибочным, вследствие чего истинная наука может представляться ему вполне искренне лженаукой, а лженаука – истинной наукой.

Но, если субъективизм хронически не способен различать науку и лженауку, то происходит то, о чём на протяжении веков говорили все противники агностицизма и множественности истин: действующие на основе лженаучных представлений совершают ошибки, несовместимые с продолжением жизни их самих или их культур и исчезают с исторической сцены – как сказано в Коране: «…предположение ни в чём не избавляет от истины» (10:36). Если же искать глубинно-психологические причины этому, то они лежат в устойчиво порочной нравственности субъектов, которые бездумно возводят умышленную ложь и фальшь в ранг Правды-Истины, и навешивают на Правду-Истину ярлык умышленной лжи и фальши.

Но, если выйти за пределы узкой профессиональной специализации и действительно стать на гражданскую позицию (государство, общество – это мы), то чисто по-общече­лове­чески – т.е. всем – должно быть понятно следующее.

Первое

– лженаука, в силу субъективизма людей, склонного к ошибкам и доходящего до принципиального нежелания переоценивать свои мнения, в обществе генерируется всегда;

– но, если наука здрава смыслом, в силу чего способна отвечать на практические вопросы людей, являющихся потребителями знаний, генерируемых наукой, то лженаука не может иметь массового распространения, а тем более притязать на господство над умами людей;

– а вот, если наука больна, в силу чего она не способна давать ответы на некоторые практические вопросы, значимые для множества людей, а также и для действующих политиков, то люди, подталкиваемые самой несостоятельностью науки, вынуждены искать ей альтернативу, которая может быть двоякой:

 * самостоятельно генерировать новое знание и практические навыки, по мере возникновения в их жизни потребностей в этих знаниях и навыках и делать это в темпе осуществления деятельности;

 * найти «консультанта по проблеме», альтернативного профессиональным учёным, который может оказаться и шарлатаном или психопатом-графоманом, а может оказаться и научно успешным дилетантом, которому не нашлось места в профессиональной среде «больших учёных» именно вследствие нравственно-этического и (как следствие) интеллектуального нездоровья самой науки, как отрасли профессиональной деятельности в этом обществе.

Второе

– Если в стране существует социологическая наука (обществознание), адекватная жизни, а не лженаука под видом социологии, и если в стране есть система всеобщего и профессионального социологического образования, то в этой стране не может быть затяжного общекультурного кризиса и непреходящей хозяйственной разрухи.

– Если в же в стране – непреходящий на протяжении десятилетий общекультурный кризис и непрестанно неэффективная хозяйственная система, то это означает, что под видом истории, социологии, философии, психологии, и экономической науки в ней процветает лженаука. И на её основе системой образования формируются неадекватные жизни представления подавляющего большинства людей, в том числе и тех, кто со временем становится чиновниками государственного аппарата, включая и сотрудников спецслужб. В таких условиях развитие науки становится почти что невозможным, но лженаука начинает процветать, поскольку в условиях хозяйственной разрухи и общекультурного кризиса она становится более надёжным источником доходов, нежели созидательные виды деятельности.

Заключение

Соответственно, если бы Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН действительно была бы обеспокоена проблемой искоренения лженауки и развития науки, то начала бы она свою деятельность не с упоминаний «шарлатана и мошенника Г.Грабового и прочих», а занялась бы выявлением шарлатанов, мошенников и графоманов-недоумков в своём собственном отделении общественных наук (международные отношения, философия, социология, психология и право, экономика, а также и историко-филологическое отделение). Социология, если она действительно научна, не в праве подчиняться нормам «политеса» или «политкорректности», а должна давать характеристику нравственности, этике и интеллекту личностей, не избегая таких слов как «недоумок», проходимец, шарлатан, мошенник и т.п. В контексте настоящей статьи это не выброс негативных эмоций, а характеристика личностных качеств.

Конечно, участники этих кормушек под вывеской «отделение общественных наук РАН» + к ним злостные «историки» верещали бы на тему «гонений на науку, которые ведут некомпетентные в «тонких гуманитарных вопросах» грубые чиновники РАН и примкнувшие к ним естественники и технари». Однако, практика – критерий истины, и большинство умов, достигших реальных результатов в естествознании и технике, способны войти и в понимание общественных наук. Вхождение же «гуманитариев» в проблематику естествознания и технических наук в большинстве своём невозможно, вследствие неосвоенности ими математического аппарата.

Займись естественники и технари РАН приложением не знающего исключения принципа «практика – критерий истины» к деятельности историков и отделения общественных наук РАН, то от кормушки ныне легитимных социологии, концепций международных отношений, истории, философии, психологической науки, юриспруденции, и «экономической» науки и прочих мало что останется. После этого и остальная бы лженаука пошла бы на спад вслед за сжатием её «экологической ниши» и общего нравственно-интеллектуального оздоровления общества.

Источник

 

Н.В. Левашов – Наука и лженаука

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся…

 

Поделиться: