Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Нерусская сенаторша Ольга Ковитиди вышла из себя в радиоэфире с Игорем Измайловым (видео)

26 октября 2016
4 500
Нерусская сенаторша Ольга Ковитиди вышла из себя в радиоэфире с Игорем Измайловым

Представитель ювенального лобби в Совете Федерации сенатор русофоб иудей Ольга Ковитиди вышла из себя в радиоэфире с Игорем Измайловым

Тварь извивается как уж на сковороде....

18 октября в эфире радио Life звук (бывшая Русская Служба Новостей) ведущий Игорь Измайлов задал вопрос сенатору от Крыма Ольге Ковитиди, касающийся ее отношения к так называемой ювенальной юстиции и, в частности, поправке в 116 статью УК РФ, принятой Федеральным Собранием в этом году.Поправка устанавливает близкий круг ребенка как наиболее криминальный, и назначет ответственность за легкое физическое наказание в виде лишения свободы до двух лет.Напомним,что именно Ольга Ковитиди был пылким сторонником этого закона, по сути запрещающим воспитание.
Отвечая на вопрос ведущего "за" или "против" она ювенальной юстиции, сенатор сначала пыталась запутать слушателей жуткими примерами, не относящимися к сути вопроса, потом, продемонстрировав поразительную для сенатора неосведомленность в обсуждаемом законе , перешла на крик.Выяснилось также, что сенатор делит людей на пчел и мух.
Игорь Измайлов: Два фундаментальных вопроса, которые меня интересуют: это голосование Ольги Федоровны по ювенальной юстиции, как Вы себя чувствуете в связи с ним, с учетом тульского опыта, например, и что у нас за новинка такая, не было возможности у Вас спросить, что сначала принять закон, а потом посмотреть, как он работает на людях. Вот в Туле он уже работает.

Ольга Ковитиди: Я хочу сказать о том, что это не новинка, и так происходит не только в России, хватит хаять наше государство. Так происходит везде о том, что
Игорь Измайлов: Мы не хаем.
Ольга Ковитиди: Нет, я не про Вас, я про тех, кто говорит, что за новинка. Это не новинка, и так было всегда: принимается закон, а потом происходит мониторинг его применения.
Игорь Измайлов: И на людях смотрится, когда у них забирают детей, на родителей заводят уголовное дело.
Ольга Ковитиди: А по поводу ювенальной... Это я говорю в общем сейчас, а то, что касается ювенальной юстиции, я здесь категорически не согласна, у нас нет понятия ювенальной юстиции. И тот закон, о котором Вы говорите, его нельзя так рассматривать, я в этом жестко уверена.
Игорь Измайлов: Вы знаете, что в Туле судят мать за синяк у ребенка, который поставил брат случайно кубиком, статья 116 Уголовного кодекса, которую Вы приняли и просили за нее проголосовать?
Ольга Ковитиди: А я могу Вам привести пример о том, что человек курицу украл и его в тюрьму посадили. Я Вам говорю о том, что все зависит от...
Игорь Измайлов: Вопреки требованиям президента.

Ольга Ковитиди: Нет, не было такого.
Игорь Измайлов: Президент против ювенальной юстиции, и он заявлял публично. Странно, что Вы об этом не знаете.
Ольга Ковитиди: Нет, я категорически с Вами не согласна.
Игорь Измайлов: Хорошо.
Ольга Ковитиди: Читайте материальную часть. И заключается она в том, что: первое, этот закон был подан...
Мария Андреева: Ольга Федоровна, мы расстанемся на несколько минут, после новостей вернемся. Ольга Ковитиди, член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Новости впереди.
Игорь Измайлов: Мария Андреева, Игорь Измайлов и любезно согласившаяся побыть с нами еще немного Ольга Ковитиди, член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Вот, собственно говоря, небольшая цитата: «В Туле началась ювенальное дело. У матери отобрали дочь за синяк на лбу, самой женщине грозит от двух лет тюрьмы. Побои все отрицают, однако дело уже заведено. Инцидент в местной школе: девочка пришла с синяком на лбу, на вопросы учителей, что случилось, она сказала, что ударилась об стенку, но позже мать рассказала, что синяк оставил младший братик девочки деревянным кубиком, а девочка все списала на стенку, чтобы его выгородить». Первая ласточка закона Крашенинникова и Вашего тоже. Президент Владимир Путин, приведу Вам его цитату, когда его спрашивали, или как ее в законе назвали «дружественное детям правосудие» у нас. Вы говорите, у нас нет ювенальной юстиции, пожалуйста, пусть будет дружественное детям правосудие. – «Ювенальная юстиция представляет собой угрозу вмешательства в дела семьи. Это очень опасные вещи». Путин был на съезде против ювенальной юстиции. Сейчас собрано 130 с лишним тысяч, или даже, по-моему, 170 уже, против этого закона, который Вы приняли. В связи с этим Ваши действия?
Ольга Ковитиди: Первое, я теперь хочу все поставить, у Вас оно все было вверх ногами. Знаете, мухи видят вверх ногами. Вот Вы увидели сейчас ситуацию вверх ногами.
Игорь Измайлов: Я муха?
Ольга Ковитиди: Я не знаю, нет, Вы не муха, но увидели Вы все это как муха. Вот есть три категории, три позиции отношения. Во-первых, какой основной закон регулирует ювенальную юстицию? Ювенальной юстиции в России нет – это первое. Второе, сегодня, для того, чтобы она была, необходим основной закон про ювенальную юстицию. Но есть ли элементы ювенальной юстиции, на чем она основывается? Она основывается на Семейном кодексе, в частности статье 22-ой, которая определяет возможность того, когда дети могут быть, в случае, если родители злоупотребляют спиртными напитками, когда они могут быть лишены родительских прав. То есть я буду говорить исключительно фактами сейчас, а не эмоциями. На чем зиждется сегодня, вот есть три группы непринятия решений, которые определят, какие механизмы сегодня существуют в государстве, которые могут рассматриваться как элементы ювенальной юстиции. Первое – это отдел опеки и попечительства, который существует у нас, второе – это комиссия по делам несовершеннолетних. Если послушать Игоря, то нужно убрать комиссии по делам несовершеннолетних...
Игорь Измайлов: Я недавно прочитал Владимира Путина и новости с Тулы.
Ольга Ковитиди: Подождите. Я понимаю, что Вы можете вытащить джокера из рукава и сказать: «Да».
Игорь Измайлов: Я Владимира Путина могу Вам вытащить с цитатой.
Ольга Ковитиди: А вот если сегодня, а я Вам сейчас приведу цитату о том, что президент, когда мы принимали этот закон, сказал о том, что в случае, если есть необходимость внесения каких-то изменений после его принятия, они будут приняты. Так вот теперь дальше. Есть три группы людей, которые говорят относительно этого закона. Первая – это группа, которая его не знают, не читали никогда и не понимают, и которым надо объяснять. К первой относитесь Вы, по всей видимости.
Игорь Измайлов: Я муха, да. Мухам надо объяснять.
Ольга Ковитиди: Вторая – это люди определенных религиозных убеждений, которые считают, у них есть свои понятия, они имеют на это право, и мы уважительно к этому относимся. И третья группа – это люди, которые категорически отрицают вообще все во имя отрицания. Вы к ней явно не относитесь, потому что Вы человек думающий.
Игорь Измайлов: А президент Владимир Путин к какой группе относится, когда говорит, что ювенальная юстиция в России быть не должна?
Ольга Ковитиди: Так вот я Вам сказала о том, что, я Вам повторяю еще раз о том, что позиция президента была такова. Мы же просто так закон, ведь он первоначально был подан президентом, если Вы внимательны, имя его тоже Владимир Путин. И поэтому первоначально он был подан...
Игорь Измайлов: А поправка ко второму чтению когда появилась?
Ольга Ковитиди: Поправка, о которой Вы сейчас говорите, была учтена, и Вы об этом тоже знаете.
Игорь Измайлов: Она появилась ко второму чтению, и Вы тоже об этом знаете.
Ольга Ковитиди: Послушайте. Поэтому мы сейчас...
Мария Андреева: Игорь, расскажи слушателям, что за закон, не все понимают.
Игорь Измайлов: 116-я статья Уголовного кодекса «Побои». Если ты, в который выделяется близкий родственник, отличный от всех остальных категорий...
Ольга Ковитиди: Давайте определимся, о чем идет речь. О том, что по любой статье все зависит, ведь принимает решение судья на основании чего? На основании закона и своего субъективного мнения. Правильно?
Игорь Измайлов: Нет, неправильно.
Ольга Ковитиди: Правильно. Это указано в процессуальном кодексе. Как это неправильно? Почитайте закон.
Игорь Измайлов: На основании в соответствии с законом.
Ольга Ковитиди: Нет, извините меня, в законе написано через запятую, читайте закон. Принимается решение на основании нормы права, своего субъективного мнения.
Игорь Измайлов: Вот Вы написали.
Ольга Ковитиди: Так вот, это не я написала, это написано было в процессуальном кодексе.
Игорь Измайлов: Вы призывали за это голосовать, что если вы бьете своего ребенка – два года тюрьмы, а если постороннего, то штраф.
Ольга Ковитиди: Судья вынес решение на основании закона и своего субъективного мнения. Судья решил, что это так. Это решение может быть обжаловано. Но я Вам приведу другой пример.
Игорь Измайлов: Хорошо, правильный закон, скажите?
Ольга Ковитиди: Я Вам приведу другой пример.
Игорь Измайлов: Да.
Ольга Ковитиди: Когда дети находятся по две, по три недели находятся без родителей, когда их родители бросают, извините меня.
Игорь Измайлов: Все понятно, да.
Ольга Ковитиди: Как это? Это Вам понятно? А Вы с этим не сталкивались.
Игорь Измайлов: Да.
Ольга Ковитиди: А я сталкивалась.
Игорь Измайлов: Я сталкивался с тульским случаем конкретным.
Ольга Ковитиди: Так вот Вы взяли один синяк от кубика, а когда, извините меня, отец избивает свою падчерицу и есть телесные повреждения, и когда его привлекают, а он говорит: «Нет такого, нет такого закона». А Вам привести примеры, когда, извините меня, насилуют детей родители? Они не могут объявиться. Вам привести такой пример?
Игорь Измайлов: Нет, мне понятно, да.
Ольга Ковитиди: Поэтому сегодня есть суд и решение суда. Вот Вы взяли кубик маленький...
Игорь Измайлов: Вы в статье написали однозначно «близкие родственники».
Ольга Ковитиди: А вот если бы Вы были на месте этой девочки, которую изнасиловал отчим...
Игорь Измайлов: А если Ваш ребенок придет с синяком в школу, то Вас посадят в тюрьму.
Ольга Ковитиди: А Вы на ее месте не будете. А у меня их четверо.
Игорь Измайлов: Вот за всех четверых Вас посадят на два года. Спасибо за то, что проголосовали.
Ольга Ковитиди: А у меня их четверо, поэтому могу Вам сказать о том, что закон правильный.
Игорь Измайлов: А, вот так?
Ольга Ковитиди: Да, правильный. И мы должны говорить о его правильном применении.
Игорь Измайлов: Давайте по факту. Сенатор Ольга Ковитиди за ювенальную юстицию или против?
Ольга Ковитиди: Я сегодня за то, чтобы преступления были наказаны.
Игорь Измайлов: Скажите, Вы за ювенальную юстицию или против?
Ольга Ковитиди: Я Вам рассказываю элемент. Я за...
Игорь Измайлов: Вы за ювенальную юстицию.
Ольга Ковитиди: ...то, чтобы... Послушайте, я за то, чтобы были комиссии по делам несовершеннолетних. Вы против? Я понимаю, Вы против.
Игорь Измайлов: Вы можете сказать по ювенальной юстиции конкретно?
Ольга Ковитиди: Вы за то, чтобы насиловали детей? Это Ваше право. Вы за то, чтобы их били? Это Ваше право. А мое право таково: я считаю, что любое зло должно быть наказано. Если есть перегибы, они тоже должны быть наказаны.
Игорь Измайлов: Ольга Федоровна.
Ольга Ковитиди: Вынес судья неправильное решение – оно может быть обжаловано.
Игорь Измайлов: Ваша позиция по ювенальной юстиции?
Ольга Ковитиди: Я сказала: зло должно быть наказано. И дети не должны от этого страдать.
Игорь Измайлов: Вы не ответили.
Ольга Ковитиди: Я Вам ответила достаточно четко.
Игорь Измайлов: Нет. Президент вот четко сказал, что ювенальная юстиция – это зло. Вы согласны с президентом или нет?
Ольга Ковитиди: Послушайте. Я понимаю, Вы можете ссылаться на президента, если у Вас не хватает собственных аргументов.
Игорь Измайлов: А Вы, сенатор, не можете? Да.
Ольга Ковитиди: Я Вам привожу нормы закона, статью 22-ю кодекса о браке и семье. Я Вам говорю, что это база. Я Вам привожу примеры механизмов ювенальной юстиции.
Игорь Измайлов: Вы можете на прямой вопрос ответить?
Ольга Ковитиди: А Вы можете мне ответить? Вы против того, чтобы у нас были комиссии по делам несовершеннолетних?
Игорь Измайлов: Смотря что за комиссии и под каким законами они работают.
Ольга Ковитиди: Да они у нас одни единственные.
Игорь Измайлов: А Вы теперь мне можете ответить? Вы за ювенальную юстицию или против ее?
Ольга Ковитиди: Подождите, так это безграмотно. Как это: «смотря какие комиссии»?
Игорь Измайлов: Я безграмотная муха, мы это выяснили. Вы за ювенальную юстицию или против?
Мария Андреева: Подождите секунду. Хорошо, давайте по-другому. Это просто, может, долго. Давайте так.
Игорь Измайлов: Сенатор не может не ответить. Как по-другому?
Мария Андреева: Давайте по-другому сформулируем вопрос и на этом поставим точку, потому что это не предмет сегодняшнего нашего разговора, эта тема спонтанно родилась.
Ольга Ковитиди: Я так понимаю, что да, Игорю это интересно.
Игорь Измайлов: Нет, у Игоря еще интерес, у меня еще вопрос есть.
Мария Андреева: У нас просто времени нет.
Игорь Измайлов: Ну, один вопрос можно?
Мария Андреева: Нет, подожди, коротко можно задать?
Игорь Измайлов: Давай-давай.
Мария Андреева: То есть речь идет о том, что могут быть перегибы и вмешательство в дела семьи. И вот мы как раз говорим о правоприменении том самом.
Ольга Ковитиди: Совершенно верно.
Мария Андреева: Закон и в том числе эта поправка допускают перегибы? Есть просто такая возможность?
Ольга Ковитиди: Нет, перегибы допускаются на местах.
Мария Андреева: Все. Как с этим бороться?
Игорь Измайлов: Какие перегибы, Вы говорите, на местах, когда в Уголовном кодексе Вы подписали черным по белому?
Ольга Ковитиди: А с этим у нас есть механизмы, которые сегодня... А сколько... Есть ли у нас сегодня решение, вот я к Вам обращаюсь, потому что Вы слышите меня, есть ли у нас сегодня решение, за которое нам может быть стыдно? Есть ли у нас решения, которые отменяются судами? Есть или нет? Вы скажете, есть. Есть сегодня у нас оправдательные приговоры? Есть.
Мария Андреева: Но мало, кстати. У нас еще маленький процент оправдательных приговоров.
Ольга Ковитиди: Он небольшой, но он все-таки есть. Вот пусть один на всю страну будет.
Мария Андреева: Там около 1%, кстати.
Ольга Ковитиди: Вот. Так я к чему говорю? К тому, что сегодня у нас есть механизм для того, чтобы эти судебные решения могли быть отменены.
Игорь Измайлов: Как Вы отмените судебное решение?
Ольга Ковитиди: Если было...
Игорь Измайлов: 116-я статья «Побои».
Ольга Ковитиди: Ну, я Вам никак не объясню о том, что судебное решение отменяется в апелляционном порядке. В апелляционном.
Игорь Измайлов: Я Вам читаю: «Нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, в отношении близких лиц...» Это Вы написали.
Мария Андреева: Вас не слышно.
Ольга Ковитиди: Да что ж Вы со своим кубиком??? А? Да послушайте меня. Да послушайте меня. Да! И если Вы изнасилуете свою падчерицу, Вы за это сядете в тюрьму. Если Вы ударите своего ребенка, вследствие чего ему причинены будут тяжкие телесные повреждения, Вы за это сядете в тюрьму.
Игорь Измайлов: Вы лукавите или Вы намеренно так подменяете?
Ольга Ковитиди: Я не лукавлю. Не лукавлю.
Игорь Измайлов: Я Вам читаю статью: «...физическую боль, не повлекших последствия...», о которых Вы говорите, связанных с изнасилованиями и всем остальным.
Ольга Ковитиди: Поэтому Вы читаете закон... Послушайте меня. А я Вам говорю о последствиях.
Игорь Измайлов: А я Вам говорю об отсутствии последствий.
Ольга Ковитиди: А я Вам говорю о том, что должны будут установлены последствия. Вы почитайте внимательно.
Игорь Измайлов: Читаю третий раз: «причинивших физическую боль, но не повлекших последствий». Подзатыльник – физическая боль, но последствий никаких нет. Два года тюрьмы для близких родственников и штраф для посторонних.
Ольга Ковитиди: Я Вам рассказываю. А как Вы определите эти последствия?
Игорь Измайлов: А Вы писали, Вы мне скажите.
Ольга Ковитиди: Ну, как для ребенка Вы определите последствия?
Игорь Измайлов: Вот синяк от кубика.
Ольга Ковитиди: Вы можете определить последствия?
Да, могу. Синяк пришел от кубика. Синяк от кубика. Третий раз Вам говорю.
Ольга Ковитиди: Скажите, пожалуйста, вот Вы подошли к ребенку, испугали его ночью, просто так, ему стало страшно и все.
Игорь Измайлов: Ольга Федоровна, еще один вопрос.
Ольга Ковитиди: И что? Какая боль причинена ребенку? Поэтому в данном случае я скажу: не надо обижать детей, не надо. Но и в тюрьму за это садить тоже не надо.
Игорь Измайлов: Садить не надо, да.
Ольга Ковитиди: Это позиция меня, сенатора Ковитиди.
Игорь Измайлов: «Верховная Рада...»
Ольга Ковитиди: Поэтому здесь не надо Верховную Раду, это Украина, а мы с Вами живем в другой стране.
Игорь Измайлов: А я про Украину. Можно я приведу один вопрос, Маш?
Мария Андреева: У нас сейчас 18 часов 45 минут.
Игорь Измайлов: «Верховная Рада Крыма не вынашивает...»
Ольга Ковитиди: У нас нет Верховной Рады Крыма! Ольга Ковитиди: Я Вам рассказываю. Если Вы цитируете сегодня украинское издание, то да.
Игорь Измайлов: «Верховная Рада АРК не вынашивает сепаратистских планов по отсоединению Крыма и нарушению территориальной целостности Украины», – заявила журналистам крымский депутат Ольга Ковитиди. Как Вы себя чувствуете сенатором сегодня, Ольга Федоровна, Российской Федерации?
Ольга Ковитиди: Да, я Вам отвечаю. В тот период времени я поступила правильно, потому что, если бы я, а я как Вы знаете в правительстве по Аксенову руководила силовым блоком, Вы знаете, по поручению Сергея Валерьевича Аксенова, и если бы я вышла к средствам массовой информации и сказала о том, что мы сегодня готовим для того, чтобы присоединиться к Российской Федерации, то, извините меня, я была бы предателем. И если бы я говорила то, что... Вы хотели, чтобы мы все вышли на площадь и сказали, куда мы идем?
Игорь Измайлов: Вы последовательный политик.
Ольга Ковитиди: Я последовательный политик и поэтому в интересах того, что было дальше, я говорила то, что я должна была говорить, зная, куда мы идем. Поэтому в данном случае я себя сенатором имею право чувствовать, в отличие от Вас, извините меня...
Игорь Измайлов: А я не сенатор. Да и не имею права себя чувствовать.
Ольга Ковитиди: В отличие от Вас я могу чувствовать себя сенатором, потому что...
Игорь Измайлов: Некоторые люди в Крыму говорили то, что говорили и до референдума.
Ольга Ковитиди: Вот я Вам говорю, я с первого дня проголосовала за Конституцию. Я с первого дня была рядом с Сергеем Аксеновым. И с первого дня я была с нашими ребятами, поэтому Вы меня упрекнуть в этом не можете.
Игорь Измайлов: А я Вас не упрекаю, я спрашиваю Вас.
Ольга Ковитиди: Вы можете сейчас взять любую цитату и Сергея Аксенова, и Владимира Константинова, потому что так поступают только враги. Сегодня Вы хотите облить грязью...
Игорь Измайлов: И мухи.
Ольга Ковитиди: И мухи.
Игорь Измайлов: И мухи. Спасибо.
Ольга Ковитиди: И мухи, которые садятся, извините меня, Вы сами знаете на что. Но мы умеем их сгонять.
Игорь Измайлов: Да, мы знаем, есть мухи и пчелы. Да.
Ольга Ковитиди: Особенно мы в Крыму знаем, как это делается, потому что у нас на гербе это пчела. И у нас процветание в единстве.
Игорь Измайлов: Спасибо. Ольга Ковитиди, сенатор Федерального Собрания Российской Федерации. Всего Вам доброго.
Ольга Ковитиди: Поэтому и в России бывают провокаторы, а мы в Крыму умеем с ними бороться. Всего доброго.
Поделиться: