Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Современное военное наемничество: предпосылки успеха

28 декабря 2016
908
Современное военное наемничество: предпосылки успеха

В современном мире широко распространены локальные конфликты, которые ведутся в отдалённых точках ограниченными силами партизан и повстанцев. Одновременно с этим большое распространение получила приватизация целого ряда функций в военной сфере, которые в недалёком прошлом считались монополией государства. Почему же так сложилось, что современная война всё чаще превращается в удел профессиональных групп, представленных частными военными компаниями (ЧВК)?

Изменение характера современных войн

Во все времена одной из важнейших статей расходов правительства являлось военное дело. Распространение огнестрельного оружия и дорогостоящего военного снаряжения, появление на поле боя массовых армий, возникших благодаря введению всеобщей воинской обязанности, повлекли за собой колоссальный рост военных расходов. Стремление правительств максимально контролировать и перераспределять через налоговую систему коммерческую прибыль частных лиц и корпораций, чтобы направлять изъятые средства на финансирование все более дорогостоящих военных предприятий, достигло апогея в годы Второй мировой войны.

К этому же времени относится мобилизация всё более значительных групп гражданского населения в армии. Для участия в военных действиях правительства конфликтующих стран в течение пяти лет смогли мобилизовать в общей сложности более 50 млн человек. Экономика многих государств оказалась полностью переведена на военные рельсы. Доля военных издержек составила 43,4% национального дохода США, 55,7% — Великобритании, 55% — СССР, 67,8% — Германии. В абсолютном значении военные расходы США составили $288 млрд, Германии — $212,3 млрд, СССР — $93 млрд, Великобритании — $49,8 млрд. А общая стоимость причинённых войной разрушений достигла $260 млрд. Лидером по сумме понесённых потерь стал СССР — $128 млрд. В Германии причинённый войной ущерб оценён в $48 млрд, во Франции — $21 млрд, в Польше — $20 млрд.

Огромный размах затраченных в ходе Второй мировой войны средств и осуществлённых операций является наглядным показателем колоссальных возможностей современного государства. Но одновременно эти военные расходы также стали предельной точкой роста, за которой неминуемо должен был последовать откат.

Современное военное наемничество: предпосылки успеха Количество ядерных боеголовок у США (синий цвет) и у СССР/России (красный цвет)

Возможно, наиболее значительным событием, повлиявшим на характер и задачи современных войн, стало появление ядерного оружия. Его разрушительная мощь поставила под вопрос не только цели, но и саму возможность большой войны. Победитель более не мог надеяться нанести противной стороне критически большие потери, сведя собственный риск к более-менее приемлемому уровню. При неминуемом ответном ударе война с применением ядерного оружия стала чистым самоубийством для всех её участников. Понимание этой истины по обе линии фронта холодной войны вынесло ядерное оружие за пределы арсенала активно используемых в войнах средств.

Тем не менее обе существовавшие во второй половине XX века сверхдержавы старались достичь ядерного паритета друг с другом. В CШA между 1950 и 1980 годами количество ядерных боеголовок выросло с менее чем 100 единиц до приблизительно 30 тысяч. Советский ядерный запас в 1985 году, на пике гонки вооружений, насчитывал примерно 40 тысяч боеголовок.

Хотя столь внушительный арсенал сделал фактически невозможным прямое военное столкновение сильнейших противников между собой, он всё же не упразднил войны как таковые. «Горячие» конфликты этого времени приобрели локальный характер и велись преимущественно в странах с низким уровнем дохода.

Конфликты низкой интенсивности

Между 1945 и 1990 годами страх расширения военного конфликта и вовлечения в него ядерных сверхдержав служил эффективным сдерживающим фактором в международных отношениях. Тем не менее за это время произошло около 160 военных столкновений, из которых три четверти относились к числу так называемых «конфликтов низкой интенсивности».

Конфликты этого типа, как правило, осуществляются вне политического пространства, поскольку в них обычно лишь на одной стороне мы видим армейские структуры, уполномоченные государством и действующие от его имени. Противостоят им мятежники или полевые командиры, действия которых направлены на подрыв легитимности государства или на стремление утвердить собственную власть на неконтролируемых последним территориях. Для таких конфликтов характерно ограниченное использование современного тяжёлого вооружения и дорогостоящих технических средств военного назначения. В основном конфликтующие стороны довольствуются лёгким стрелковым вооружением.

Современное военное наемничество: предпосылки успехаДжип с установленным в кузове пулемётом и бойцами, вооружёнными АК-47, использовавшийся сомалийскими повстанцами 3–4 октября 1993 года во время событий, известных широкой публике по к/ф «Падение Чёрного ястреба»

В большинстве случаев конфликты низкой интенсивности имеют место в странах с низким уровнем дохода: в Африке, Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. По самым скромным оценкам, их жертвами за последние 50 лет стали примерно 23 миллиона человек. А между 1993 и 2003 годами в локальных конфликтах по всему миру погибло 4 млн человек, в основном — гражданские лица.

Мятежи сепаратистов, восстания и партизанская борьба сопровождают государства с момента их возникновения. Особая тактика действий с использованием преимуществ сложного ландшафта и опорой на поддержку местного населения позволяют партизанам и сегодня в течение длительного времени эффективно осуществлять сопротивление крупным правительственным силам. Часто будучи неспособными одержать решительную победу в такого рода войне, партизаны тем не менее оказываются в состоянии вести военные действия на протяжении десятилетий. Они сковывают крупные группы правительственных войск, нанося им значительный ущерб и выводя из-под контроля правительства значительные территории.

Так, американцы 8 лет воевали во Вьетнаме. За это время через военные действия прошло 2,5 миллиона американских военнослужащих, их общие потери составили 55 000 человек, а противник потерял, возможно, более миллиона человек убитыми. Тем не менее поставленные правительством США цели так и не были достигнуты, и война завершилась для американцев поражением. Похожими примерами могут служить французские операции в Алжире (1954–1962), войны, которые Советский Союз вёл в Афганистане (1979–1989), Израиль в Ливане (2006), Соединённые Штаты в Ираке (2003–2011) и Афганистане (2001–2014).

Сокращение армий

Окончание холодной войны ознаменовалось на Западе масштабным сокращением вооружённых сил и военных расходов. В 1993 году администрация президента Клинтона сократила оборонный бюджет на 40% и уменьшила с 2,2 до 1,4 млн численность вооружённых сил, причём сокращения затронули все их виды.

Наиболее значительному сокращению подлежали войска, размещённые в Западной Европе, поскольку с распадом Советского Союза США более не ожидали крупномасштабного вторжения из-за «железного занавеса». Поэтому численность их личного состава сократилась более чем на 50%, с приблизительно 600 000 в 1990 году до 250 000 человек в 1999 году. Эти масштабные сокращения привели к появлению огромного количества опытных бывших военнослужащих, из которых в будущем и выросла новая частная военная индустрия.

Современное военное наемничество: предпосылки успехаПосле прекращения холодной войны огромное количество оружия, как американского, так и советского производства, осталось не у дел. Оно наводнило рынок третьего мира, существенно повлияв на произошедшую здесь эскалацию насилия

В ЮАР схожая ситуация с масштабным сокращением армии сложилась с падением режима апартеида в 1994 году. Поскольку страна не вела больше войн в Намибии и Анголе, многие белые офицеры и чёрные солдаты оказались никому не нужны. Среди них оказались и хорошо подготовленные воины, зачастую с опытом участия в реальных вооружённых конфликтах в сложных условиях. Бывшие военные специалисты вышли на рынок частных военных услуг. Главным образом из их числа была создана знаменитая впоследствии компания Executive Outcomes.

Неолиберализм и приватизация в сфере обороны

Одним из направлений сокращения военных расходов стала приватизация ряда отраслей в сфере обороны и внутренней безопасности. По времени она совпала с утверждением в верхах на Западе неолиберальной идеологической доктрины с характерной для неё уверенностью в том, что частные компании могут предложить более эффективный и экономный способ решения проблем, нежели правительственные службы.

Согласно отчёту о рентабельности использования частных военных компаний, заказанному офисом Конгресса США по бюджету, услуги наёмников обходятся государственному бюджету дешевле, нежели регулярные воинские структуры. В частности, стоимость содержания пехотного подразделения регулярной армии в Ираке составляла $110 млн в год, в то время как контракт с частной военной компанией для выполнения аналогичных функций на тот же срок обходился в $99 млн.

В мирное время разница оказывалась ещё значительнее. Стоимость содержания подразделения регулярной армии на домашних квартирах составляла порядка $60 млн, в то время как прекращение действия контракта с подрядчиком совершенно избавляло правительство от необходимости заботиться о содержании наёмников.

Техническая поддержка и оперативность реагирования

Помимо финансовых выгод, сотрудничество с частными военными подрядчиками имеет ряд других преимуществ. Заключая контракты с ЧВК, правительство перекладывает на их плечи заботы по организации и развёртыванию сложных и дорогостоящих систем управления. Частные подрядчики снабжают государство специалистами, чья подготовка является слишком сложной или обходится слишком дорого для бюджета.

К тому же здесь не действует универсальное армейское правило, гласящее, что специалиста с восьмилетним опытом получают через восемь лет. Частные военные компании предоставляют необходимое число опытных специалистов «здесь и сейчас». Сотрудники частных военных компаний управляют беспилотными самолётами Global Hawk и Predator, противотанковыми установками TOW, обслуживают истребители F-117 и бомбардировщики B-2, а также проводят разведывательные операции.

Современное военное наемничество: предпосылки успеха

Частные подрядчики нередко оказывают специализированные военные услуги даже современным армиям

Что немаловажно, частный подрядчик может приступить к своей деятельности сразу после заключения с ним контракта. Для этого не требуется длительной, сложной и заведомо непопулярной в глазах общественного мнения процедуры, обычно сопровождающей привлечение к службе за пределами страны сил регулярной армии.

Частные военные компании также могут привлекаться к выполнению заданий в обход ограничений, которые накладываются существующими механизмами контроля. Например, с их помощью легко можно обойти законодательное ограничение численности воинского персонала, направляемого за рубеж. По некоторым оценкам, без использования частных подрядчиков Соединённым Штатам потребовалось бы дополнительно как минимум 320 000 человек в Ираке и более чем 210 000 — в Афганистане.

Потери и комплектование

При этом деятельность частных военных компаний не попадает в статистику боевых действий: их убитые сотрудники просто не считаются армейскими потерями. Услуги ЧВК сегодня особенно востребованы потому, что большинство западных армий совершенно не готово вести операции, подразумевающие серьёзные потери личного состава. Обращение правительства к частным подрядчикам избавляет его от ведения споров относительно целесообразности продолжения операций, которые могут быть связаны с гибелью солдат.

По официальным данным, к весне 2008 года потери американцев в Ираке составили 3988 человек убитыми и 29 395 ранеными. А согласно отчёту Брукингского института, к числу погибших следует прибавить ещё 1292 сотрудников ЧВК, а ещё около 10 000 человек из их числа были ранены. Но эти цифры, вполне сопоставимые с потерями регулярной американской армии, избирателей заботят гораздо меньше.

Многие военные подрядчики стремятся набирать в свой состав иностранцев. При этом предпочтение часто отдаётся гражданам стран Восточной Европы и бывшего СССР, а также развивающихся стран. Имея неплохой уровень подготовки, они готовы воевать за меньшие деньги, чем граждане западных стран, чья зарплата в зонах конфликтов может достигать $20 000 в месяц.

Современное военное наемничество: предпосылки успеха

Процедура предоставления гражданских прав 186 контрактникам, так называемым «green card soldiers», проходившая 4 ноября 2008 г. в Кэмп Виктори в Ираке

Впрочем, «грешат» подобной кадровой политикой не только ЧВК. Во время войны в Ираке около 20% американских солдат не имели гражданских прав и преимущественно являлись выходцами из стран Латинской Америки, которым гражданство было обещано лишь по выслуге полного срока контракта. Для них даже существует специальный термин — «green card soldiers».

Издержки процесса

Увеличивающийся размах деятельности ЧВК заставляет задуматься теоретиков права. Ведь само существование частных структур, предоставляющих услуги, связанные с легитимным принуждением, подрывает основы современного государства, вот уже на протяжении нескольких веков монополизировавшего эту функцию за собой.

В той же степени, в которой ЧВК позволяют решать одни проблемы, они создают и другие. Предоставление услуг военных специалистов неизбежно оказывается связано с нелегальным рынком вооружений, незаконным оборотом взрывчатых веществ, деятельностью международных террористических организаций. Разрешение этих проблем может быть связано с уточнением статуса самих ЧВК, характера предоставляемых ими услуг, а также чётким разграничением их компетенции с полем деятельности традиционных государственных структур.

 


 
Поделиться: