Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Откуда такая цена у бензина?

, 10 ноября 2018
4 274

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

В России резкий рост цен на топливо стал одной из важных тем. Актуально это было и для Беларуси, и для Украины. Украина так привыкла к росту цен, что там обошлось без сенсаций, в отличие от РФ. Почему же растёт цена бензина?...

 

Власть бензоколонки. Почему топливо стоит столько, сколько оно стоит.

Одной из заметных тем уходящего года в России стал резкий рост цен на моторное топливо. Актуально это было и для Беларуси, хотя и в меньшей степени — на причинах этого мы ниже остановимся отдельно. На Украине к настоящему моменту цена литра топлива по сравнению с началом года выросла уже на 5,5–6 грн. (13–15 руб. в пересчёте). Правда, сами украинцы уже настолько привыкли к постоянному росту цен, что, в отличие от РФ, никакой сенсационности в реакции СМИ на эту динамику не наблюдалось. Хотя скачок действительно стал самым ощутимым за последние годы.

Многие из тех, кто будет читать эти строки, сами регулярно заправляют топливом баки своих «самодвижущихся экипажей» или даже «железных коней». Однако мало кто задумывается о том, почему литр бензина или дизтоплива стоит столько, сколько стоит, каков на самом деле механизм формирования цены. Вернее, механизмы, ведь в каждом случае есть свои отличия. Ещё меньше знают о том, что структура конечной цены литра топлива, т. е. цифры, которые мы видим на стеле при въезде на АЗС, — это своего рода радиоактивный изотоп углерода. В том смысле, что по структуре цены литра топлива можно многое сказать о налоговой системе государства, а значит, и о её экономике. А всё потому, что нефть — это не просто сырьё, из которого производят бензин и дизельное топливо.

Небольшая предыстория

Есть такой немного публицистический термин — эра нефти. Тем не менее он достаточно точно описывает значение жидкого ископаемого топлива для мировой экономики. С тех пор успели объявить начало многих эр: электричества, автомобилестроения, радиоэлектроники, интернета, нанотехнологий. Однако ничто из этого пока не отменило и не заменило нефть — так, как когда-то сама она свергла с пьедестала уголь.

Человечество добывало и использовало нефть с незапамятных времён. Однако добыча и использование нефти в нынешнем понимании начались примерно во второй половине XIX века. Точную дату назвать затруднительно, зато можно назвать знаковые события. Скажем, в 1866 году полковник Александр Шпаковский создал форсунку, позволявшую паровому котлу работать на жидком топливе так же, как до этого он работал на угле. Уже спустя 2 года изобретение очень пригодилось пожарным в Санкт-Петербурге: во время пожара насосы конструкции Шпаковского работали бесперебойно трое суток, что позволило спасти товары на сумму в несколько миллионов рублей.

Однако было очевидно, что изобретение полковника можно использовать не только для пожарных команд: форсунки Шпаковского (вернее, уже доработанные другими инженерами для более полного сгорания топлива в рабочей зоне) с 1870-х годов открыли жидкое топливо для пароходов на Волге и на Каспии. Причём сам Шпаковский как раз для пароходов свой котёл и создавал. «Для Каспийского и Чёрного морей, где пуд нефти стоит 30 коп., а пуд каменного угля, например, донского антрацита, обходится в 40 коп., эта топка будет выгодна и в экономическом отношении, так как 1 пуд нефти заменит более чем 1 пуд угля», — писал он в 1867 году в «Записках Русского технического общества».

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: «Русская планета», 11 ноября 1867 г.

Учитывая, что в XIX веке именно пароходы были единственным видом транспорта, обеспечивающим трансатлантическую логистику, сложно переоценить роль этого изобретения для международной торговли.

Спустя 14 лет после Шпаковского видим не менее значимое изобретение: бензиновый карбюраторный двигатель (1880) конструкции Огнеслава Костовича. Что характерно — тоже российского офицера. Спустя 8 лет он получит на него патент в России, США и Великобритании.

Для контраста можно вспомнить, к примеру, «Знак четырёх» Артура Конан Дойла, а именно финал произведения — гонки на паровых катерах по Темзе. И «Аврора» Мордехая Смита (якобы самая быстрая на Темзе), и полицейский катер Скотланд-Ярда (да и все прочие, что уж там) — все они работали на угле. На дворе в это время стоял как раз 1888 год.

Вероятно, в т. ч. этим обстоятельством можно объяснить резкий скачок добычи, а значит, и потребления нефти в России конца позапрошлого века. Как раз к концу 1890-х Россия догнала по добыче США (примерно 7,5 млн тонн в год) и даже несколько лет удерживала первенство, добывая на пике более 11 млн тонн в год (сегодня — в 50 раз больше).

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: 30 лет деятельности Товарищества нефтяного производства братьев Нобель: 1879–1909. — Санкт-Петербург, [1914]

К слову, по времени это примерно совпадает с изобретением дизельного двигателя. Менее известно, что двигатель Рудольфа Дизеля тоже немножко русский.

В 1898 году Эммануил Нобель купил лицензию на производство ДВС конструкции Дизеля, а уже в следующем году их производство было налажено в России. Причём российские инженеры его немного доработали, чтобы он мог работать на сырой нефти. В историю такая модификация вошла как «русский дизель».

Итого к концу XIX века нефть начала оформляться в то, чем она является сейчас, а именно универсальное сырьё для производства топлива, которое не только питает подавляющее количество всех (в пределах планеты) видов транспорта, но и, что гораздо важнее, делает глобальную торговлю действительно глобальной.

Первый шаг к этому сделал уголь, но нефть и двигатели внутреннего сгорания позволили значительно увеличить концентрацию промышленного капитала: мелкие производства в провинции всё чаще не выдерживали конкуренции. Раньше их защищала неудобная и дорогая логистика, но с годами она становилась всё удобнее и дешевле. Вплоть до сегодняшнего дня, когда судно из какого-нибудь Гуанчжоу везёт вам посылку с товаром, купленным на AliExpress, хотя ни продавца, ни производителя этого товара вы в глаза не видели и, скорее всего, никогда не увидите. А компания-перевозчик доставляет эту посылку к порогу квартиры.

Ещё 5–7 лет назад интернет-магазины перечисляли перечень регионов, с которыми они работают. Сегодня всё чаще можно увидеть простое слово worldwide. Расстояние между производителем, продавцом и покупателем в последнее время сохранило лишь стоимостную характеристику: не существует проблемы доставки, есть только стоимость доставки. Что перевело пословицу «За морем телушка — полушка, да рубль перевоз» в разряд анахронизмов.

Возможно, мы немного затянули оду нефти, но она того заслужила, ведь именно она дала нам глобальную торговлю в том виде, в котором мы её сегодня знаем.

Структура цены топлива: кому и сколько

Есть у этой благодати и свои издержки. Раз уж всё вокруг работает на нефти, вернее продуктах её перегонки, раз сплошь и рядом товары даже в рамках одной страны могут преодолевать сотни километров до потребителя (а не производиться на месте), то всё зависит от стоимости топлива: растёт она, растут и цены. Поэтому самое время понять, из чего складывается розничная цена топлива. Начнём по алфавиту — с Беларуси.

Беларусь

Звучит, конечно, скучно: «Структура розничной цены на топливо». Тем не менее интернет-пользователи темой активно интересуются: даже на Youtube можно найти немало тематических видеороликов. К сожалению, большинство из них выдержано в стилистике «дерут с нас 3 шкуры, сволочи» и, собственно, анализа там нет, только манипуляции. Вот характерный пример:

Итак, о структуре, в которой ведущий Youtube-канала «Автогарант», по его же словам, «не хочет ковыряться».

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: http://zaprauka.by

Сегодня соотношение отличается: таблица актуальна на конец 2017 года, а с января 2018 года правительство РБ повысило ставку акциза на топливо на 10 %. Однако, учитывая, что сама доля акциза в цене топлива колеблется в пределах 10–20 %, это изменение не помешает нам пользоваться таблицей.

Итак, мы видим:

1. АЗС зарабатывают на премиальных сортах топлива (АИ-98 и ДТ-Арктика). В остальном же их выручка — 7,14–8 % от стоимости литра бензина или дизтоплива. Кстати, самое время показать, от каких величин мы считаем эти проценты.

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: https://www.blr.cc/benzin/

Это данные на 17 октября 2018 года. Однако, перейдя на источник, всегда можно отследить актуальную стоимость топлива, в т. ч. в основных валютах.

2. Доля налогов в цене литра топлива колеблется из-за того, что на топливо разных видов и марок акцизы устанавливаются отдельно. Как видим, наименьший он на ДТ-Арктика, наибольший — на АИ-92. Наиболее очевидное объяснение — АИ-92 наиболее популярен у автовладельцев, а низким акцизом премиального топлива государство даёт возможность НПЗ быстрее вернуть расходы на модернизацию. Кстати, акциз на АИ-98 также наименьший среди бензинов. Таким образом доля государства в розничной стоимости литра колеблется от 26,37 до 36,49 %. Эти деньги уходят напрямую в бюджет.

Небольшая ремарка для впечатлённых аргументами Youtube-анализа. Правительство республики, реагируя на повышение цены на нефть и связанное с ним повышение розничной стоимости топлива (а также в связи с налоговым манёвром РФ), ещё летом запланировало на 2019 год 25%-ное снижение акциза на топливо. Делать это оперативно, реагируя на изменения котировок каждый месяц, а то и каждую неделю, невозможно: бюджет планируется на год, и предприниматели должны чётко понимать свои расходы. Частая корректировка налогов в результате ведёт к тому, что бизнес начинает страховать свои риски, закладывая возможные убытки от изменения ставок налогов в розничную цену.

3. Наибольшую долю в цене топлива занимает отпускная цена НПЗ. Учитывая, что белорусские НПЗ пока приобретают топливо по внутренней российской цене (белорусскую добычу нефти мы можем исключить по той причине, что большая её часть экспортируется в сыром виде), а стоимость литра топлива на белорусской и российской заправке отличается крайне незначительно, доля собственно нефти в структуре розничной цены должна быть примерно такой же, как в РФ.

К примеру, в 2017 году российская нефть обходилась Беларуси в примерно 289 долл. за тонну. Это очень выгодно. Скажем, на мировом рынке при цене 55 долл./барр. тонна нефти марки Brent стоила 403 доллара.

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: minfin.com.ua

Если сегодня это соотношение сохраняется, НПЗ должны экономить всё те же 100–110 долл. на тонне нефти. Но с учётом резкого роста её цены разница могла даже вырасти.

В России доля нефти в цене топлива, по различным оценкам, колеблется в пределах 9–11 % (см. ниже). Т. е. получается, что от 43 до 55 % розничной выручки забирает НПЗ. Почему так много?

На самом деле немного. Во-первых, сами производители утверждают, что их маржа за 5 последних лет упала с 124 до 50 долл. с каждой проданной тонны топлива. Более того, на Мозырском НПЗ по итогам 9 месяцев ожидают убытки, а совсем не прибыль. «Основные причины — повышение котировок на нефть, изменение курса белорусского рубля и недостаточный уровень цен на АЗС при реализации нефтепродуктов», — перечисляет корреспонденту БелТА и. о. заместителя генерального директора Мозырского НПЗ Олег Протасов. Надо думать, что после налогового манёвра маржа упадёт ещё сильнее.

Во-вторых, отпускная цена на топливо для внутреннего и для внешнего рынка отличается, об этом как раз тоже говорит Протасов. Фактически белорусские НПЗ дотируют белорусов за счёт того, что на экспорте они зарабатывают с одной тонны топлива на 100–150 долл. больше. В-третьих, НПЗ с этой выручки финансируют программу модернизации (подробнее о ней см. тут).

Россия

Структура цены на топливо в России отличается за счёт ряда факторов. Во-первых, Россия не просто обеспечивает себя нефтью сама, но и активно экспортирует её на внешний рынок. А значит, её налоги на нефтедобычу и нефтепереработку будут отражать этот статус.

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: aif.ru, по материалам Российского топливного союза

Т. е. если в Беларуси максимальная доля государства в литре топлива составляет 36,5 %, то в России — более 60 % для бензина и около 55 % для дизтоплива. Впрочем, этим летом соотношение изменилось: правительство согласилось снизить акциз на 3000 руб./т и на дизтопливо — на 2000 руб./т. Т. е. доля акциза снизилась примерно до 12–13 %, а общая доля налогов в литре — до 53,9 %.

Но мы всё равно приводим именно эту таблицу. Во-первых, потому что уже со следующего года ставка акциза станет даже выше, чем она была до 1 июня 2018 года (вырастет на 3700 рублей/т для бензина и 2700 рублей/т для дизтоплива). Во-вторых, в ближайшие годы визуализация будет меняться каждый год из-за налогового манёвра. Но к этому мы ещё вернёмся.

Маржа сетей — менее 1 %, плюс ещё 8 % сети АЗС покрывают расходы, тогда как в Беларуси она колеблется от 7,14 до 14 %.

В цене российского бензина, на первый взгляд, не видно производителя. Нет тех 53–65 %, которые уходят белорусским НПЗ. Объясняется это местной спецификой: около 90 % рынка — это несколько вертикально интегрированных компаний (ВИНК), контролирующих процесс от скважины до заправочного «пистолета».

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: http://expert.ru

В таких случаях можно подсчитать, сколько получает нефтедобыча, сколько — переработка и реализация. Но подсчёт этот будет довольно условным, поскольку менеджмент может искусственно перегонять прибыль от одной стадии к другой. Маржа АЗС так невелика как раз потому, что сами они — своего рода заправочные «пистолеты» для оптовиков. А они, в свою очередь, — сбытовые отделы производителей.

Как раз поэтому налогом обложены все стадии: на этапе добычи компании платят налог на использование недр. Затем — акциз, взимаемый с тонны бензина или дизтоплива. И НДС — после того, как топливо попадает из колонки АЗС в бак автомобиля. Кстати, Россия не единственная страна, где около 2/3 розничной цены забирает государство — в Израиле доля налогов примерно такая же.

Ещё одна новация, не отражённая в картинке, касается государственного регулирования цен на топливо в РФ. В этом году компании добились от правительства возмещения 50 % от разницы между экспортной ценой топлива и ценой на российском рынке. И продолжают добиваться второй половины. В структуру розницы эти деньги не вписать никак. Но будем держать в уме, что производители теперь зарабатывают больше.

Украина

С Украиной ситуация интереснее. Лет 7–8 назад мы с уверенностью могли бы привести вот такой расклад.

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: biz.liga.net

Но сегодня Украина топливо в основном импортирует: 85–90 % дизтоплива, около 65–70 % бензина привозные. А это значительно упрощает ценообразование. Для большей части топлива на рынке структура розницы будет такой:

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: http://business.vesti-ukr.com

Правда, цена его уже давно не 17 грн./л, но структура сохранилась прежней. От 39 до 43 %, в зависимости от вида топлива, уходит на его закупку у поставщиков из РФ, РБ или других стран. Ещё примерно столько же забирает государство в виде НДС и акциза. Остальное — расходы и прибыль сетей АЗС (15–17 %).

Кстати, в ближайшее время доля расходов на импорт вырастет. По словам украинских экспертов, розница уже сравнялась с нижней границей в странах ЕС, а потому можно ожидать ввоза партий топлива оттуда.

Любопытная особенность рынка: акцизы зафиксированы в евро. Поэтому колебания курса этой валюты регулярно лупят по рынку. Как и курс доллара, ведь большинство контрактов на импорт заключены именно в нём. Эксперты рынка уже даже вывели зависимость и могут прогнозировать, на сколько именно изменятся цены на АЗС при повышении курса доллара, скажем, на 0,5 грн.

Ну Украине топливо стоит значительно дороже, чем в России и Беларуси. Средние цены на 21 октября — 1,14 долл./л А-92, 1,13 долл./л дизтоплива (против примерно 0,7–0,75 долл./л.), в т. ч. за счёт экспортных пошлин на нефтепродукты (есть и в России, и в Беларуси). А значит, цены на топливо в РФ и РБ невысоки не только из-за их госрегулирования, но и потому, что российских и белорусских автовладельцев «спонсирует» Украина.

Почему именно так?

Нетрудно заметить, что при всей разнице экономик РФ, РБ и Украины структура цены топлива во всех трёх странах схожа. Во всех случаях государство забирает себе немалую часть выручки АЗС через налоги. И это отнюдь не совпадение.

Фактически это один из «маяков» становления капитализма на постсоветском пространстве, напоминающий нам о том, как непросто было когда-то собирать налоги. Причём не только у компаний, но и у рядовых граждан. Связка «акциз+НДС» эту проблему худо-бедно решала, сделав подакцизные товары важнейшими доходными статьями бюджета. А поскольку топливо в экономике нужно всем, то высокие акцизы на топливо позволяли опосредованно получить налоги в т. ч. и от тех, кто от их уплаты уклонялся. Ведь даже тем, у кого нет никакой легальной деятельности, нужно заправлять автомобиль или фуры с товаром.  

Впрочем, и отличия есть. Автору ролика, с которого мы начали материал, очень не нравится постепенный рост розничной цены. С начала года цены на бензин выросли на 0,20 белорусского рубля, а на дизтопливо — на 0,18. Причём каждый раз цена росла на копейку. Автор ролика даже сравнил это со средневековой пыткой. Это очередной пример манипуляции. До тех пор, пока мы живём в рыночной экономике, мы вынуждены мириться с инфляцией — изменением стоимости денег. Цены растут на любой товар, топливо тут не является каким-то исключением.

Однако рыночная экономика в Беларуси имеет элемент госрегулирования, попадает в него и цена моторного топлива. Почему растёт часто, но по копейке? Потому что бюджет республики зависит от экспорта. В его структуре немалую долю занимают товары, стоимость которых зависит в т. ч. от цены топлива. Неконтролируемый рост розничной цены чреват потерей (уменьшением) экспортных рынков.

На втором круге это даёт скачок инфляции: производители закладывают резко подорожавшее топливо в цену товара, а государству приходится компенсировать сокращение экспортной выручки за счёт курса белорусского рубля. Вот вам и копеечка.

В РФ цену тоже регулируют, но не так, как в Беларуси. Поскольку большая часть рынка всё равно за ВИНК, правительство ограничивается, скажем так, макрорегулированием. В первой половине года розница резко росла — правительство отменило запланированное повышение акциза и даже уменьшило его. Кроме того, осенью стало известно, что производители добились от правительства возмещения 50 % разницы между внутренней и экспортной стоимостью топлива.  

На Украине регулирования нет, да оно и не имеет особого смысла, ведь большая часть топлива импортируется.

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: biz.censor.net.ua

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: 112.ua

Впрочем, ещё год назад на Украине анонсировали создание стратегического запаса нефти и нефтепродуктов. Это одно из требований Соглашения об ассоциации. Появится такой запас не раньше 2022 года и будет обеспечивать 90-суточную потребность страны в топливе. За счёт этого правительство сможет совершать интервенции на рынок в периоды резкого роста стоимости того или иного вида топлива.

Правда, стоить такое удовольствие будет 2,5 млрд долл. (только на создание запаса), и лишь часть этой суммы покроют кредиты ЕС. Остальное планируют собрать с автовладельцев через новый налог, включённый в стоимость топлива, т. е., прежде чем понизить цены на топливо, стратегический запас их сначала повысит.

А что за границей?

В 2016–2017 гг. российские СМИ дразнили общественность заголовками «В США бензин стоит дешевле, чем в России». Мол, как это так: в России нефть добывают, а в США бензин дешевле?

Во-первых, её и в США добывают, с этого мы как раз начинали. Причём в последнее время США даже активно экспортируют лёгкие и сверхлёгкие сорта. Однако главное не это. На постсоветском пространстве и в США радикально отличается структура цены на топливо.

Цена бензина – почему она растёт и откуда она берётся?

Источник: kprf.ru

Иллюстрация во многом условна и требует комментариев. Во-первых, доля налогов тут подаётся усреднённо. В США есть 2 уровня налогообложения — налог штата и федеральный. В обоих случаях он выражается в центах за галлон топлива. Но если федеральный налог не менялся 25 (!) лет и составляет 18,4 цента за галлон, то налоги штата меняются чаще. К тому же они сильно отличаются от штата к штату: от 8 центов на Аляске до 45,5 цента в Калифорнии.

В России и Беларуси акциз тоже фиксированный, но НДС даёт привязку к текущей цене: выше цена — выше налог. В США такой зависимости нет, т. е. эта разбивка справедлива лишь на тот момент, когда она делалась. И зависит от актуальной цены топлива.

Таким образом, 12–13 % — это своего рода средняя температура по больнице, на самом деле доля налога колеблется в более широком диапазоне — 11–15 %.

Во-вторых, не нужно забывать, что во фразе «доля сырой нефти в розничной цене» слово «нефть» — не константа. Существует более 200 сортов товарной нефти, которые иногда довольно сильно отличаются своими характеристиками (что влияет на сложность и стоимость переработки).  И если для РФ и РБ это могут быть одни и те же сорта, то американские НПЗ работают на других сортах.

Хотя налоги тут, конечно же, на первом месте, и когда цена нефти на мировом рынке была низкой, американец платил за моторное топливо меньше, чем россиянин.

Это тоже обусловлено исторически. Америке не пришлось строить свою модель капитализма в авральном порядке, как России в 90-е. И перед ней не стояла задача взять из экономики максимум налогов за минимум времени. Дешёвое топливо — это высокая мобильность, в т. ч. рабочей силы: американец может жить в 100–150 км от места работы. Это позволяет арендовать или купить жильё не в городе, а в провинции, подешевле (иногда даже в другом штате). Дешёвое топливо — это и более дешёвые товары в моллах, построенных в паре десятков километров от города, где дешевле земля. Наконец, это высокий уровень автомобилизации населения.

Иными словами, то, что федеральный и местный бюджеты не добирают от топлива, они получают за счёт других источников. Американцы больше и дальше ездят, больше покупают — всё это даёт больше налогов.  

Минус в такой схеме — обратная сторона её достоинств: как только мировые цены на нефть начинают идти в рост, стоимость топлива подскакивает моментально и ощутимо. И это будут не растянутые почти на год 20 копеек, как в Беларуси, и не 5–7 рублей, как в России, ведь ⅔ розничной цены — это цена нефти.

Скажем, СМИ, которые ещё 1,5 года назад возмущались дешёвым бензином в США, забыли сказать, что с тех пор его цена в России в пересчёте на доллар практически не выросла — те же 0,7 долл./литр. Зато в США она выросла. Разброс в зависимости от штата и сети АЗС — 0,7–0,9 долл./литр. Вот недавнее сравнение.

Таким образом, периоды дорогой нефти сразу бьют по экономике. А мы можем наблюдать в мировых новостях возмущение Дональда Трампа ценовой политикой Саудовской Аравии, из-за которой дорожает нефть. Хотя, казалось бы, отчего Штатам возмущаться дорогой чужой нефтью, если у них и своей хватает? А причина-то не в нефти, а в том, что её цена — одновременно пульс бизнес-активности в США и своего рода рычаг бюджетных доходов. Ниже цена — выше активность бизнеса — больше налогов.  И наоборот.

Итоговые вопросы

Итак, какая же ценовая модель модель лучше? Чтобы попытаться на него ответить, нам и вовсе нужно от бензина и дизельного топлива вернуться к тому, с чего мы начинали, — к нефти. С тех самых пор, как полковник Александр Шпаковский и все его последователи приспособили нефть под сжигание в паровых котлах и ДВС, нефть и нефтепродукты перестали быть обычным товаром.

Есть расхожая фраза «нефть — это кровь войны», однако она довольно неточна, поскольку для мирного времени она ещё более справедлива. И мы уже не один раз были свидетелями того, как именно из-за нефти войны начинались. Она не просто товар, с каких-то пор она стала и остаётся мировой валютой. Как раз поэтому эмитент другой мировой валюты (США) испытывал и будет испытывать к нефти нездоровый интерес. Она — конкурент доллара во влиянии на глобальный экономический пульс.

На примере рассмотренных выше стран мы видим, что структура розничной цены одновременно даёт представление о рыночной модели государства и о государстве как таковом. Скажем, в США оно имеет возможность стимулировать бизнес-активность и самозанятость населения через относительно низкую стоимость топлива (за счёт низкой доли налогов). На той же Аляске местный налог на топливо призван привлекать в штат предпринимателей. Ну а в дорогой Калифорнии его можно сделать повыше.

В России же государство предпочитает контролировать ключевые точки экономического процесса. Не исключено, что первый путь более прибыльный, зато второй — более надёжный и прогнозируемый. К тому же он совершенно безальтернативен в случае, когда именно государство выступает основным локомотивом развития и инвестором (средства для нацпроектов нужно где-то брать).

Если государство так всё контролирует, то почему топливо всегда только дорожает? Не нужно забывать, что на мировом рынке нефть торгуется в долларах и цена на заправках США на бензин и дизтопливо в долларах, тогда как в России и Беларуси — в национальных валютах. И, когда нефть дешевеет, это ослабляет национальные валюты РФ и РБ, получающих немалую долю экспортных доходов за счёт нефтепродуктов. А поскольку доля собственно нефти в себестоимости топлива в РФ и РБ невелика, то эффект от снижения стоимости сырья перекрывается другим — ослаблением национальных валют к доллару.

Поэтому шутка о бензине, дорожающем независимо от того, подешевела или подорожала нефть, описывает, к сожалению, сложившуюся реальность.

С другой стороны, в этой реальности правительства России и Беларуси могут защищать внутренний рынок (а значит, и экономику) от сильных ценовых колебаний, регулируя долю налогов в стоимости топлива.

Ну и очевидный вопрос: можно ли сегодня в России или Беларуси скорректировать структуру цены топлива таким образом, чтобы уменьшить в ней долю налогов?

Сегодня точно нет, да и завтра тоже. К тому же если для России такой сценарий ещё вероятен, то для Беларуси уже вряд ли. Первое условие для этого — статус хотя бы региональной валюты: экспортные контракты на поставку нефти и нефтепродуктов следует постепенно переводить в рубли. Ведь, по сути, это покупка доллара за нефть, сфера рубля в этой схеме ограничивается внутренними расчётами.

Второе условие (и оно тесно связано с первым) — рост доли неуглеводородной экономики, в т. ч. в экспорте. Такую задачу как раз недавно сформулировали в правительстве: увеличить объём несырьевого экспорта до 250 млрд долл. в год в течение предстоящих шести лет.

Третье — доля налогов в стоимости топлива не будет снижаться до тех пор, пока в экономике существуют возможности ухода от налогообложения.

Впрочем, уже к концу этого века роль нефти, скорее всего, упростится и электродвигатели придут на смену ДВС. И тогда такой материал придётся писать уже о структуре стоимости аккумуляторов или сырья для их производства.

Источник

 

 

Очень дорогой бензин! Вот почему БЕНЗИН в РОССИИ ДОРОЖЕ чем в США

 

Цены на бензин в Америке, России и других странах мира

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: