Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Какими методами работают «черные риелторы»?

6 ноября 2018
905

Чёрные риэлторы. Реальные истории мошенничества со смертельным исходом

В Москве задержали банду «черных риелторов», на счету которой может быть до девяти убийств, сообщается на сайте Следственного комитета России. Их жертвами чаще всего становились одинокие люди, владевшие квартирами в столице и ближайшем Подмосковье. После того как бандиты лишали собственников права на квартиры, с бывшими владельцами жилья жестоко расправлялись. За пять лет они незаконным путем присвоили пять квартир. Но задержание одной банды — даже не верхушка айсберга. По всей стране действуют конторы по займу, которые пользуются лазейками в законодательстве, чтобы безнаказанно  отнимать собственность у социально незащищенных граждан. Как юридические подкованные мошенники оставляют россиян без крыши над головой и почему они не испытывают трудностей с законом — в материале «Известий».

Даже незначительная просрочка по кредиту может обернуться для заемщика неожиданной потерей квартиры. «Черные риелторы» расширили сферу своих интересов: от доверчивых стариков и людей с пристрастием к алкоголю они перешли к среднему классу — семейным людям, нуждающимся в срочных деньгах. Остаться без квадратных метров может любой гражданин, который подписывал договор, не вникая в каждую букву. Жертвами квартирного рэкета уже оказались сотни россиян, наивно полагавшие, что обязательства по ипотеке или многодетность гарантируют неприкосновенность их имущества.

Студентка МГУ Ольга Бородина потеряла маму в конце сентября. Уже на следующий день после ее смерти девушка узнала, что их трехкомнатная квартира на юге Москвы переписана на некоего Новичкова Алишера Шухратовича. Незадолго до внезапной кончины Светлана Бородина получила заем в компании ООО «Реалинвест» в размере 2,9 млн рублей. В течение шести лет женщина обязана была выплачивать по 21 тыс. рублей ежемесячно. Из-за того что кредит не был погашен, квартира примерной стоимостью около 12 млн рублей перешла в собственность третьего лица. Со следующего месяца в платежных квитанциях в строке «Взносы за капремонт» появилась фамилия нового собственника — Новичков. Никаких миллионов на счету и тем более тайников с наличными у покойной не обнаружили. Судя по данным банковских трансакций, последние три месяца она посылала на чужой счет по 21 тыс. рублей.

По словам Бородиной, у матери действительно были финансовые трудности. Она брала кредиты, перекредитовывалась, гасила их, но затем вновь брала деньги взаймы. Раньше большая часть денег уходила на занятия: Ольга профессионально занималась спортивными бальными танцами. Девушка подавала большие надежды, ездила на соревнования и даже входила в российскую сборную. Но из-за финансовых трудностей два года назад она была вынуждена оставить тренировки, так и не получив звание кандидата в мастера спорта.

Кредит на круглую сумму в «Реалинвесте» Светлана Бородина взяла весной этого года. Но куда она могла потратить столь внушительную сумму, пока непонятно. Кредит был оформлен для целевого использования — ремонта и благоустройства жилья. За эти полгода в семье не было никаких значительных трат, и мать никого не предупреждала, что взяла крупный заем. В августе на телефон Ольги пришло странное сообщение с незнакомого номера от человека, который слишком явно пытался имитировать речь уроженца Кавказа.

123

Ольга вспомнила эпизод, произошедший за год до этого. Без объяснения причин ее мать собрала всех членов семьи, чтобы вместе отправиться к нотариусу на другой конец города. Там отец подписал брачный договор, по которому его согласие на отчуждение квартиры более не требовалось. Как объясняла тогда Светлана Бородина, это было нужно для спокойствия дочери. С этого момента Светлана становилась единственным собственником жилого помещения. 

В настоящий момент квартира находится под арестом, поэтому новые собственники не вправе выселять жильцов или перепродавать жилье, пока не вынесено окончательное решение. Любопытно и то, что вместе с договором займа был оформлен и договор ипотеки, причем на момент его заключения в квартире были прописаны и несовершеннолетняя (Ольга), и пожилой человек (ее 80-летняя бабушка).

Странная смерть

За три недели до своей кончины женщина внезапно почувствовала себя плохо, хотя до этого не болела. В поликлинике сдавала анализы четыре раза — каждый раз медики разводили руками и ставили всё новые диагнозы: гипертонический криз, ротавирус. После четвертого визита к врачам было принято решение о госпитализации. Через несколько дней в больнице сделали компьютерную томографию и в срочном порядке перевели пациентку в реанимацию. Через два часа она скончалась. В заключении, которое выдали на следующий день, говорится, что смерть наступила в результате двусторонней пневмонии и разрыва аорты. В семье не исключают, что причиной внезапной смерти женщины могло стать отравление.  

Сейчас Ольга является наследницей, но квартира по факту уже не принадлежит ее матери. Без участия семьи прошло три судебных заседания, о которых никто ничего не знал. 

Инвесторы с криминальным прошлым

Один из учредителей фирмы ООО «Реальные инвестиции» Заур Алиев — известная фигура для людей, столкнувшихся с произволом мошенников. Ему принадлежит посредническое агентство по продаже недвижимости «Есть решение». Фирма занимается быстрой продажей квартир и юридическим сопровождением сделок.

В 2015 году в отношении Алиева и его коллег Никиты Васина и Дениса Золотова было возбуждено уголовное дело. Их обвиняли в вымогательстве. Во время обысков в офисе, помимо документов, нашли огромное количество ключей от квартир, которые, вероятно, принадлежали пострадавшим. По предварительным данным, ущерб от их деятельности составил 100 млн рублей. Отсидев год в СИЗО, владельцы прибыльного бизнеса вернулись на свободу и принялись выбивать долги с утроенной силой.

Их клиентура — люди с тяжелыми заболеваниями, родители с больными детьми. В квартиры подселяли шумных соседей, которые делали их жизнь невыносимой: избивали хозяев, громили мебель, разбрасывали вещи и делали всё, чтобы оставшуюся в собственности долю им продали за бесценок.

Жертвами этой организации уже стали десятки людей. Вместе с кредитными договорами им подсовывали дарственные на жилье. С Натальей Белаш поступили по классической схеме отъема жилья. К ней подселили пятерых мужчин восточной внешности. Женщина четыре раза снимала побои. Вскоре она выяснила, что на Алиева записаны доли более чем в 50 квартирах. Сколько недвижимости переписали на его коллег — неизвестно.

Товарищ рэкетир

В регионах спрос на быстрые деньги еще больше. Система отъема жилья через кабальные кредиты работает безотказно. В Новосибирске семь заявителей обратились в правоохранительные органы в связи с подозрением в незаконном отъеме жилья. Все они брали микрокредит в организации «Финансовое содействие бизнесу», которая принадлежит Николаю Шевченко. Сокращенно «Ф.С.Б.»

Все описанные случаи как под копирку: граждане обращались за займом, как они полагали, под залог имущества. Однако в договоре прописывался факт заключения сделки купли-продажи недвижимости. Деньги за продажу квартиры заемщикам фактически не передавались. Менеджер объяснял, что оформление этих бумаг необходимо для гарантии залога.

Одна из заявительниц обратилась к кредитной организации после потери кормильца. Злую шутку сыграло и то, что директор компании, Шевченко, внешне напоминал матери ее погибшего сына. Компания готова была выдать 300 тыс. рублей после подписания договора. Но женщина не взяла с собой очки, тогда Шевченко взялся устно прочитать ей текст документа — договора о предоставлении займа, а вторую бумажку — договор купли-продажи квартиры — просто подсунул на подпись.

Женщина была уверена, что подписывает именно расписку о получении денег. Через некоторое время Шевченко обратился в суд, чтобы получить положенную ему по праву собственности четырехкомнатную квартиру в центре Новосибирска или же вернуть деньги, которые якобы отдал за недвижимость. Всё решила судебно-психиатрическая экспертиза, которая постановила, что женщина имеет инвалидность и ранее получила тяжелую травму головы. Соответственно, она не отдавала отчета в своих действиях. Квартиру вернули, но по тому же решению суд потребовал взыскать с пострадавшей 1 млн рублей в рамках сделки по продаже квартиры. Все последующие попытки оспорить это решение не увенчались успехом.

Всего в правоохранительные органы поступило семь заявлений о мошеннических действиях в отношении Шевченко. На все были вынесены отказные постановления. Одна из пострадавших обратилась сначала в городскую прокуратуру, затем в областную, но обе инстанции подтвердили отказ в возбуждении дела. Шевченко тем временем обратился в суд с иском о выселении гражданки из принадлежащей ему квартиры. Другим своим «должникам» он пригрозил судом о взыскании компенсации расходов на судебные издержки. Пока правоохранительные органы никак не реагируют на действия Шевченко, он продолжает звонить своим клиентам и устраивать воспитательные беседы. Владелец конторы не явился ни на одно судебное заседание. Вместо него ходит представитель, расходы на которого он собирается потом покрыть за счет нового иска против пострадавших.

Согласно оценке экспертов проекта «За права заемщиков» «Общероссийского народного фронта», аналогичные договоры заключили около сотни человек. Шевченко действовал не как руководитель микрофинансовой организации. Он организовал ООО, которое выдает гражданам займы под залог квартиры. Законодательство, как ни странно, не запрещает гражданам выступать в роли заемщика. Объявления предоставлении таких кредитов регулярно печатают в районных и городских газетах. Трудно не заметить их на каждом столбе.

Важно отметить и то, что конторы, выдающие займы, не являются микрофинансовыми организациями. Они ведут свою деятельность без какой бы то ни было лицензии. Это не противоречит закону.

«Чтобы заниматься микрофинансовой деятельностью, нужно предоставить кучу информации, выполнить все требования и попасть в реестр. А чтобы под залог недвижимости выдавать деньги, не нужно ничего. В законе есть пробел: любое юридическое лицо или индивидуальный предприниматель может выдать заем под залог недвижимости», — рассказал в беседе с «Известиями» руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктор Климов.

Гражданин остается один на один с подобными компаниями. Существует достаточно четко регламентированная процедура с оформлением залога и обеспечением займа. Конторам, работающим без лицензии, эта схема неудобна: они на месте оформляют договор купли-продажи с правом обратного выкупа. Однако воспользоваться этим правом у должника уже не выйдет.

«Фактически гражданин подписывается под тем, что отдает жилье под сумму, явно не соответствующую его стоимости. Приходит занять 300 тыс. рублей. Ему одобряют кредит, но говорят, что, из-за того что сумма большая, нужен залог. Оформляют договор купли-продажи, например, на 2 млн. Как будто бы гражданин продал квартиру. Разумеется, никаких 2 млн он не получает. Ему дают договор, по которому компания якобы обратно продает ему жилье за 500 тыс. рублей. В тот момент, когда гражданин понимает, что с недвижимостью что-то не так, ему объясняют, что жилье продано, а второй договор уже не имеет юридической силы», — поясняет эксперт проекта ОНФ.

Румпельштильцхен наших дней

Самое простое, что можно сделать в ситуации, связанной с квартирными мошенниками, — свалить всю вину на человека, который недостаточно внимательно читал договор. Но остаться в дураках могут и подкованные граждане — аферы проворачивают профессиональные юристы. Подобно злобному волшебнику Румпельштильцхену из сказки Братьев Гримм, они скрупулезно прописывают в договоре мельчайшие детали, чтобы невозможно было заметить обман и оспорить сделку. Единственный выход — идти в суд, но в подавляющем большинстве случаев судьи встают не на сторону потерпевших.

«Это не столько правовая неграмотность населения, сколько правовой нигилизм. Приходя в такую контору, человек прекрасно понимает, что стоимость квартиры гораздо больше суммы, которые он берет в долг. Ему делают предложение по займу, которое в целом в его интересах, и объясняют: «Не нужна нам сто лет ваша квартира, нам надо, чтобы вы деньги вернули». У человека появляется уверенность: что бы он ни подписал, государство его защитит. Раз контору не закрывают — значит, всё законно. А продажа квартиры за 300 тыс. рублей не похожа на законную сделку. Подписание таких бумаг подпитывает вера в то, что кто-то потом будет отстаивать ваши интересы. Это жуткое заблуждение», — добавил Климов.

Результат этой неграмотности — огромный долг и подаренная мошенникам квартира. В случае москвички Юлии Каплун юристы «Центра займов 365» объяснили каждому взрослому члену семьи, что для получения кредита нужно написать согласие. Этот документ буквально означал, что люди понимают, что у них заберут квартиру. Деньги собирали на лечение тяжелобольной родственницы. Несколько раз бумаги приходилось переподписывать, а копии новых документов оставались только у сотрудников организации. После просрочки платежа мать троих детей получила акт о выселении из единственного жилья. История семьи Каплун так и осталась бы одной из сотни трагических, если бы в дело не вмешался лично глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

«Правоохранители с трудом готовы разбираться в этих проблемах: какая ни была бы странная схема заключения сделки, всё решает подпись. Советуют сразу идти в суд», — отметил Климов.

Вопрос о запрете деятельности таких организаций уже не раз поднимался на совещаниях с представителями Банка России. Началась подготовка законопроекта, который запретит нерегулируемым участникам рынка заниматься займами под залог собственности.

«Нужно как можно скорее закрыть эту дырку в заборе. Эти конторы не являются коллекторами или финансовыми организациями. Это в чистом виде юридические конторы, которые занимаются опутыванием населения. Для того чтобы выдать 10 тыс. рублей, вам нужно соответствовать требованиям микрофинансовых организаций. Подчеркну, они могут быть и микрофинансовыми в принципе, но так сложнее», — резюмировал руководитель проекта «За права заемщиков».

Поделиться: